May. 16th, 2017

vladlitovchenko: (Default)
хорошая статья от Александра Пасхавера.
Думаю что нужно сохранить и запомнить

Революция Недовольство в стране существует как властью, так и переменами, и оно растет. Мы недовольны тем, что мы не растем, в отличие от окружающих нас стран. Мы за последние три года обеднели. Мы недовольны тем, что идет война, что у нас есть перемещенные лица, что растет преступность. Мы недовольны тем, что у нас в головах тревожная неопределенность. Некоторые реформы не начинаются, другие не заканчиваются. В итоге мы крайне разочарованы властью. Чтобы иметь некое системное представление о том, почему так все происходит, надо сформулировать вопросы, на которые мы хотим получить ответы. Может, не стоило начинать? Был ли у нас выбор? Мы ли принимали решение? Майдан начался с вполне конкретных вещей. В частности, с того, что нам не дали возможность подписать документ, более тесно связывающий нас с Евросоюзом — политической структурой Европы, а вылилось это в то, что для меня означает "выбор судьбы". Это не желания, скажем, повысить зарплату или уменьшить налоги. Таких требований на Майдане не было. А был именно выбор судьбы. Мы должны были уйти от евразийской цивилизации к европейской. Такое резкое изменение цивилизационного состояния — невероятно сложная вещь. Риски колоссальные. Никто успех не гарантирует. Это — изменение социального порядка, кардинальное изменение жизни. Если получится, то это называется революция. А если не получится, то — мятеж, переворот и т.д. Пока мы не проиграли, мы называем это революцией. И это объясняет очень многое из того, что с нами происходит. Революция — это взрыв народной энергии. Он возникает в том случае, если есть некий набор признаков, его обуславливающих. Истинными причинами революции не могут быть голод и бедность. Это взрыв, связанный с невыполнением определенных ожиданий в период роста. И происходит он сам, его невозможно организовать. Организованным может быть спусковой крючок. Когда все готово, действительно — деньгами, организацией, провокациями — можно нажать на спусковой крючок. Но, во-первых, это всегда может быть только в условиях подготовленной почвы. Во-вторых, опыт всех революций показывает, что те, кто это делает, никогда не получают того, чего хотели. Поэтому рассуждать о том, кто виноват в революции, непринципиально для дальнейших событий. Революцию очень трудно определить в рамках добра и зла, пользы и вреда. Гарантированы только изменения. А какими они будут, зависит от национального характера. Невозможно предсказать последствия революции. Как невозможно предсказать и ее конечные результаты. Часто она длится десятилетиями. Я не могу сказать, что 1991 год, 2004-й и 2013-й — это разные революции. Это этапы революции, связанной с изменениями судьбы Украины. Революция — это кризис. Она сотрясает и разрушает привычный социальный порядок; снижение качества жизни и скачок тревожной неопределенности неизбежны. Так нужна ли она нам? Покой лучше? Революционное будущее рискованно и тревожно неопределенностью. Но покой — это ведь тоже будущее. Риски не так очевидны, но для Украины вполне злокачественны. Революция направлена на предотвращение ущерба от такого покоя, особо опасного для молодых, образованных, активных. Ущерба от неуклонной потери своей идентичности, от срастания с русской имперской агрессивной ментальностью, от потери свободы как жизненной необходимости, от поклонения государству и его авторитарным вождям, от подчинения унижающей стратегии выживания. Если мы не научились предотвращать эти катастрофы эволюционно, но накопили силы к сопротивлению, случается революция. Революционному кризису противостоит не спокойное и благополучное прошлое, а предотвращенная катастрофа. Объективные обстоятельства Кто нам мешает решить наши задачи быстрее, легче, не так злобно-конфликтно? Может быть, власть слабая, плохо управляет нами, хорошими? Выберем другую, благо, желающих много. Трудно оценивать, решать да просто размышлять без понимания объективных обстоятельств, задающих границы и характер наших действий. Социальные ценности Фундаментальным обстоятельством, определяющим противоречивый характер нашей революции, являются социальные ценности нашего пассивного большинства — стратегия выживания, выработанная столетиями проживания в прочих государствах, во враждебной среде. Она спасала и в кровавом XX веке, и в нашей новейшей истории независимой страны. Коротко ее можно выразить несколькими глаголами: доверяй только своим, скрывай, не получается — обмани, не получается — подкупи. Можно себе представить, как трудно строить свое государство при неверии большинства к государству, его законам, его институтам. "Наш капитализм" – олигархат "Наш капитализм" представляет собой сеть монополий, в которых собственники, в союзе и под прикрытием бюрократии и политикума, получают свою монопольную ренту, делясь со своей "крышей". 10–15 человек наверху — это верхушка гигантской коррупционной пирамиды, состоящей из сотни тысяч таких монопольных образований. Это социальная матрица, ткань нашей жизни. В нее вплетены все, включая рядовых граждан, вынужденных путем коррупции реализовывать или защищать свои права. Эта социальная матрица возникла и оказалась необыкновенно устойчивой в значительной мере потому, что вполне сочеталась с доминирующей стратегией выживания. Устойчивость олигархической матрицы обеспечивается присущими ей свойствами. Во-первых, она постоянно воспроизводит отрицательный отбор элит. Честные профессионалы, если они попадают в бюрократию или политикум, меняются на коррупционноспособных "своих". Во-вторых, поддерживается монопольная структура во всех занятиях, где это возможно. Монополия препятствует развитию. В этом причина нашей бедности. В-третьих, все наше формальное законодательство и неформальные нормы подстроены под интересы олигархата. Коррупционность элиты, монопольная организация всех публичных занятий и коррупционность формальных и неформальных норм создают труднопреодолимые проблемы для реформаторов. Явись герой-радикал, желающий разрубить этот узел одним ударом, его ждало бы либо позорное поражение, либо экономический и социальный коллапс страны. Революционный класс Это — носители европейских ценностей свободы, ответственности, активности, доверия. Креативный постиндустриальный класс. "Непоротая" молодежь. Однако, в отличие от великих революций прошлого, наши революционеры не создали предпосылок взятия власти: ни партий, ни лидеров. Успех революции будет зависеть от того, как быстро они справятся с этой задачей. Власть Власть была передана наиболее дальновидным представителям старого политикума. Элиты разделились, что является необходимым условием победы революции. Представители новой власти из старого политикума — идеологически несомненно либералы, но технологии проведения реформы у них не радикально-революционные, скорее, их можно назвать переговорно-реформаторскими. Давить там, где возможно, а не ломать "через колено". Мне представляется, что глубокое знание олигархической матрицы и ее права помогает им в этом процессе. С учетом феноменальной устойчивости олигархической матрицы и реального соотношения сил радикальный путь через колено вряд ли был бы более успешным, а риски бы увеличил скачком. В отношении реформы у нас спонтанно создана "бутербродная" структура стимулирования. Внутри власть, с двух сторон на нее оказывают давление иностранные доноры и отечественные активисты. Это несколько повышает прочность реформаторской конструкции. Представляется, что нынешняя власть неслучайна и сама является объективным обстоятельством. Власть не завоевана, а передана Майданом и с учетом других вышеперечисленных объективных обстоятельств, по-видимому, адекватна ситуации. Причины недовольства Власть ругать сладко и приятно. Но отделить реальные недостатки, ошибки и прочие дефекты власти от объективных обстоятельств, вызывающих наше недовольство, совершенно необходимо. Иначе мы теряем адекватность, что унизительно. Я бы разделил объективные обстоятельства, вызывающие наше недовольство, на две группы: типичные последствия революции и следствие действия/взаимодействия наших доморощенных реалий наподобие стратегии выживания и "нашего капитализма". Типичные последствия революции: — разрушение привычного социального порядка; — нарастание конфликтности по мере развертывания новых правил институтов; — внутренние бунты и внешняя агрессия консервативных сил. Перемещенные лица; — разрыв традиционных связей, потеря рынков. Экономический кризис, обеднение; — общая неустроенность и неопределенность, снижение качества жизни; — романтическое очарование сменяется неизбежным разочарованием. Наши доморощенные реалии: — слабое сотрясение нашей социальной матрицы — олигархата. Замена его новым социальным порядком теряется в туманном будущем. Революционный конфликт приводит к замене системной коррупции на хаотическую. Как в последний день. Мы это уже наблюдали после Оранжевой революции; — медленная смена элит не позволяет количеству перейти в качество; — медленное разворачивание и имплементация реформ скорее создают населению проблемы, нежели решают их; — "народный популизм" подогревается профессиональными радикалами, "политическими кухарками" и платными плакальщиками. Повторю, перечисленные причины недовольства вызваны объективными обстоятельствами. Их придется учитывать и бороться с ними любой власти, намеренной продолжать дело революции. Контрреволюция всегда прибегает к бунтам и (или) внешней агрессии. Поэтому война является сертификатом истинности революции. Революции не было или она проиграла? Тезисы пропаганды варьируются: ничего не меняется или меняется к худшему. Это циничный обман власти, занятой банальным грабежом в сочетании с изменой и т.п. На этом фоне спокойная и взвешенная оценка перемен нужна как воздух. Она и ведется независимыми центрами и тонет в потоке враждебной пропаганды. Приглядимся к переменам Необходимо отчетливое понимание точки отсчета. К сожалению, в этом качестве нам не подходят высшие мировые социальные и экономические достижения развитых стран. В этом масштабе наши перемены просто незаметны. Будем реалистами и оценим, отталкиваемся ли мы от "дна": социального — последних лет правления Януковича и экономического — послемайданного кризиса. А. Действенность послереволюционной власти: — финансовая стабилизация; — экономический рост (слабый) на фоне войны, массовой миграции, потери рынков, разрыва связей с основным партнером. Сравним с подобными катастрофами 90-х годов прошлого столетия; — восстановление боеспособной армии, локализация войны; — мирное размещение 1,7 млн перемещенных лиц. Б. Реформы: — развертывание антиолигархических институтов; — безвизовый статус в Европейском Союзе; — высокие внешние оценки (с постоянным "но"); — повышение конфликтности про- и контрреволюционных сил. В. Формирование политической нации и повышение активности граждан. Локальные показатели часто говорят яснее общих выводов. Скажем, массовое добровольное увольнение судей или вхождение Украины в тройку европейских стран, где граждане более всего готовы с оружием защищать свою страну (вместе с Польшей и Финляндией). От "дна" за три года — беспрецедентные перемены, до конечных целей — европейских параметров — едва заметное начало, как подснежники в снегу. Будущее. Экстраполяция Переломы тенденции оставим любителям прогнозов. Если все пойдет без особых эксцессов, то: — по мере накопления влияния новых институтов скорость перемен должна возрастать; — конфликтность будет возрастать соответственно; — на фоне суеты квазиреволюционных политических проектов проклюнется продуктивный политический проект революционного класса. Если не проявится усталость всех субъектов революции. Если медленный темп их не разрушит. Если направленность и преемственность перемен сохранятся. Пожелание Сторонникам революции — пожелание: не рассчитывать на власть. Вы не их послушные помощники, а важнейший фактор давления. Что делать? Делать, что должно, невзирая на обстоятельства. Для меня крайне болезненными были внешне благородные отставки реформаторов, призванных на высокие должности. По-моему, это абсолютное дезертирство. Представьте, что вас призвали в армию, на фронт, а вы через неделю говорите, что автомат вам дали плохой, снабжение никуда не годится, вы недовольны решениями генералитета и уходите. Для меня уход чиновников с должностей — это абсолютно то же самое. Просто дезертирство. В таких обстоятельствах надо, стиснув зубы, держаться до последней секунды за свою должность и делать то, что считаешь нужным. И потом продолжать делать. Судиться, восстанавливаться в должности и продолжать работу. Нужно держаться до конца.
Взято здесь: https://gazeta.zn.ua/internal/vybor-sudby-246993_.html

Profile

vladlitovchenko: (Default)
vladlitovchenko

June 2017

S M T W T F S
    1 23
45678910
11 121314151617
18192021222324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 01:21 am
Powered by Dreamwidth Studios